Встреча с главой «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным

Д.Рогозин: Уважаемый Владимир Владимирович, разрешите Вам доложить итоги работы госкорпорации «Роскосмос» по первому полугодию, включая и пилотируемую программу, и общеэкономические данные.

В целом на сегодняшний момент мы произвели пусков столько, что практически приблизились к показателям прошлого года.

В.Путин: За тот же период, да?

Д.Рогозин: Нет, в прошлом году за весь год мы провели пусков столько же, сколько примерно за первое полугодие этого года. Поэтому, как я Вам и докладывал ещё зимой этого года, мы планируем, около 40 пусков у нас будет. Это, конечно, зависит от готовности самих наших партнёров по нагрузкам, по космическим аппаратам, тем не менее.

В.Путин: В Гвианском центре больше пусков, чем на Восточном?

Д.Рогозин: Да. У нас в следующем году на Восточном будет минимум четыре пуска, а дальше по нарастающей. Там вся инфраструктура готова, и хочу сказать, что в этом году мы провели очень значимый пуск, фактически мы запустили космический аппарат «Метеор» – это тот самый, который потеряли в конце 2017 года. То есть восполнили группировку.

Из важных пусков хотел бы отметить также запуск космической лаборатории «Спектр-РГ». Это важнейшая работа для Российской академии наук. Аппарат уходит сейчас в точку Лагранжа, и мы планируем получить очень серьёзные данные для нашей фундаментальной науки. Вместе с Академией наук это проводили, волновались, но всё прошло успешно.

Важно также, ещё хотел бы доложить, уважаемый Владимир Владимирович, то, что мы уже приступили к подготовке пуска на Международную космическую станцию нового модуля. То есть мы, в отличие от наших партнёров – американцев, европейцев, планируем последовательно в 2020-м, 2021-м и в 2022 году запустить три модуля и значительно расширить российский сегмент.

У нас в августе очень важный пуск, Владимир Владимирович. Хотел бы Вам показать одну работу.

В.Путин: Давайте.

Д.Рогозин: Это антропоморфный робот. Мы его отправляем в качестве помощника экипажу. Работа сделана по заказу Фонда перспективных исследований, велась ещё с 2012 года.

У нас большие всегда есть риски в космосе в работе экипажа, особенно при выходе на внешний борт станции. На сегодняшний момент мы разработали в режиме копирования фактически аватары. Впервые в мире мы запускаем 22 августа эту машину, называется «космический робот», у него сокращённое название «Фёдор», – это расшифровывается, это аббревиатура [FEDOR – Final Experimental Demonstration Object Research].

Этот аппарат будет работать в режиме полного копирования действий космонавта: сначала со станции, потом можно будет управлять им непосредственно из Центра управления полётами. Но в будущем мы планируем, что эта машина будет обеспечивать для нас и покорение дальнего космоса.

Позвольте два слова по поводу экономических показателей работы государственной корпорации. В этом году мы планируем существенно нарастить консолидированную выручку – 444 миллиарда рублей по сравнению с 352 миллиардами рублей прошлого года.

В.Путин: Это план, да?

Д.Рогозин: Это план, но мы идём к нему. То есть мы понимаем, что по контрактам мы выходим именно на эту цифру.

В пять раз у нас увеличится чистая консолидированная прибыль. Она не такая большая, но по сравнению с тем, что её раньше вообще не было, то есть можно сказать, что это существенный показатель.

В.Путин: Два года назад в минусе были вообще.

Д.Рогозин: Да. На восемь процентов у нас растёт производительность труда. Не могу сказать, что меня удовлетворяет эта цифра, потому что всё-таки много предстоит сделать в плане реконфигурации отрасли, но тем не менее восемь процентов – это уже хороший рост.

В.Путин: Это большой рост, хороший.

Д.Рогозин: Высока кредитная нагрузка, Владимир Владимирович. Я сегодня хотел бы обратиться к Вам с некоторыми предложениями, как снизить её в части наших предприятий и действовать примерно по тем же лекалам, как мы планируем и с другими государственными корпорациями, с учётом появления «Промсвязьбанка» как опорного банка нашей промышленности.

По диверсификации хотел бы также Вам сказать, что мы по Вашему поручению эту работу развернули. Только в интересах топливно-энергетического комплекса мы сегодня производим две тысячи наименований различного оборудования, фактически проводя программу импортозамещения в интересах нашего ТЭК. Это и фонтанная, и запорная арматура, это турбонасосы, специально сделали каталог для наших партнёров, чтобы они понимали, кто что производит.

В.Путин: А они обращаются к вам?

Д.Рогозин: Обращаются. Мы подписали уже контракты и с «Газпромом», «Газпром нефтью», «Транснефтью» и другими нашими ведущими компаниями. Для наших предприятий это очень важное направление работы, потому что в условиях, когда у нас загрузка зачастую не превышает 40–50 процентов на наших ведущих предприятиях, это как раз компенсирует.

В.Путин: А у них есть ограничения некоторые на приобретение этого оборудования.

Д.Рогозин: Ну да. Вот размерность машиностроения, которое сосредоточено в «Роскосмосе», позволяет выполнять полностью эту задачу. И это только по ТЭК. Кроме того, у нас интересная работа по легкорельсовому транспорту, подписали контракты с Челябинской областью, надеемся, что в Петербурге у нас появится очень интересная машина, которую мы делаем на Усть-Катавском вагоностроительном заводе.

В.Путин: Номенклатура приличная.

Д.Рогозин: Но у нас же много механизации, у нас много механической работы, много того, что требует ракетная промышленность. И конечно, особенно это касается двигателестроения, силовые машины, электрогенерация. Мы сегодня можем обеспечивать Арктический регион полностью небольшими агрегатами, которые будут давать электроэнергию, вырабатывая её из газа. Такие машины у нас есть на 6–8 мегаватт. Это хорошее подспорье для наших арктических тем.

Кроме того, Владимир Владимирович, у нас есть интересная технология в центре Келдыша по твёрдым бытовым отходам, то есть с возможностью дожигания самых сложных остатков, которые недожигаются и в настоящий момент только захораниваются. Для больших городов, я думаю, это очень важно. Я недавно обратился к Сергею Семёновичу Собянину с этим предложением. Будем работать по нему.

По Центру Хруничева позвольте два слова скажу. Нам удалось в 2018 году снизить кредитную нагрузку на 27 миллиардов рублей, отсрочить до 2029 года кредиты и займы. Здесь банки пошли нам навстречу, им большое спасибо за это. Добились рассрочки по уплате штрафных санкций.

И конечно, поддержанный, точнее, выдвинутый Вами проект по национальному космическому центру. Я сейчас Вам покажу один из вариантов, на котором мы с Сергеем Семёновичем Собяниным решили остановиться.

В.Путин: Поддерживаю.

Д.Рогозин: Хорошо, но тем не менее. Это эскиз, который полностью вписывается в нашу проектную документацию на 250 тысяч квадратных метров. Мы соберём 20 тысяч наших работников. Вот так это будет выглядеть. Это улица Мясищева, это жилые постройки, которые существуют, это реальная фотография. Вот вырастет одна башня, это центральный инженерный офис «Роскосмоса», и офисы наших предприятий. А за ним будет сам завод Хруничева. Во-первых, сам завод сохраняется и развивается, мы сейчас вкладываем в него дополнительные средства.

Реализация плана Национального космического центра нам позволяет выйти из плана финансового оздоровления где-то к 2024 году, то есть на четыре года раньше, чем мы попадали раньше. И конечно, сам технопарк позволит насытить эту площадку компаниями, которые так или иначе связаны с «Роскосмосом» технологиями: микроэлектроника, механика, авиационные фирмы. Сейчас мы с Правительством Москвы работаем, хочу просто доложить, что мы идём по этому плану достаточно последовательно.

В.Путин: Землёй не будете торговать?

Д.Рогозин: Ни в коем случае.

В.Путин: Надеюсь. Спасибо.

kremlin.ru

Поделиться:
Распечатать